Перейти на версию для слабовидящих
Размер шрифта
A A A
Цветовая схема
a
a
a
Изображения
Развернуть панель
Назад к списку

Быть Гарделем значит быть лучшим

Из статьи Хорхе Геттлинга, из журнала Viva by Clarín, 13 июня 1999*перевод с английского для ARGENTUM TANGO - Concordia Discors


Говорят, Карлос Гардель родился 11 декабря 1890 года в Тулузе во Франции. Он прибыл в Аргентину, когда ему исполнилось три года.

Когда в 1915 году он записал "Mi noche triste" с Хосе Рацано, началась эпоха танго-песни. Вместе с Ле Пера он написал несколько десятков известных танго. В Париже он продал 110 тысяч записей менее чем за год. Он снялся в одиннадцати фильмах в Соединенных Штатах. К моменту гибели 24 июня 1935 года в авиакатастрофе в Медельине, в Колумбии, он успел записать около 800 мелодий. 

Общественное доверие к значимости Карлоса Гарделя не только выдержало почти столетний кризис, более того, оно росло, и не только потому, что он пел лучше с каждым днем. Рациональным объяснением популярности, настойчивой преданности или непоколебимой живучести самого Гарделя можно считать его героический характер. Может быть, он теряется среди бумаг национального архива в вопросах без ответа или в опросах, которые удивляют нас каждое утро.

Даже сегодня его живой голос возвышается над общим шумом, как если бы мы цеплялись за единственного аргентинца, который остается вне подозрений, как за ключ от всех соглашений. Гардель будет играть свой привычный мотив и сделает так, чтобы его фамилия стала нарицательной для упрощения расшифровки. Мы все знаем, что быть Гарделем, значит быть лучшим.

Полвека прошло с момента аварии в Медельине, той исторической глупости, и наша страна изменилась, подобные катастрофы уже не новость и даже имеют налет фамильярности, но они, по крайней мере, потрясают нас. 

В Буэнос-Айресе сегодня только влажность и тоска являются неизменной чертой с 20-х и 30-х годов, которые добавили драмы к злоключениям Гарделя. Слова, честь, любовь или моральные принципы – все одно, и даже мужественность является субъектом выбраковки. 

Гардель был стержнем, рупором для отчаявшихся, растерянных, сонных жителей Буэнос-Айреса и для тех, что потонули в страданиях, в грязи реки Ла-Плата, были сбиты с толку перед неопределенным будущим с узким горизонтом. С сильно разрушенной экономикой, с невозможностью купить мечту, с беззащитным ощущением бесполезности бронзы мы находим приют во владениях Гарделя как в единственном известном и безопасном укрытии.

Гардель в танго пожертвовал свой голос за каждого аргентинца. Если кто-то считает его архетипом нашей национальности, он тем самым расписывается в своей ограниченности. Но также неправ тот, кто утверждает, что он был только популярным артистом, с чистым голосом и лаконичным стилем, соперником для всех новых исполнителей. И он был, хоть и не намеренно, самым мощным тараном в попытке доставить аргентинскую культуру к цели под названием Париж.

Нет Бога без тайны – нет и без Гарделя, который создал свою собственную легенду, сам наложил тени на наиболее ясные моменты своей личной истории. 

*Перевод статьи с ресурса http://www.todotango.com